Skip to main content

The Telegraph (Великобритания): еще есть время, чтобы спасти Украину от путинской агрессии

29.12.2021

На эти рождественские праздники внезапного нападения на Украину не произошло, в отличие от 1979 года, когда Советы ввели войска в Афганистан. Но это не значит, что западные лидеры могут расслабиться, предаваясь самоуспокоению.

Мы на собственном горьком опыте убедились, что Владимир Путин любит преподносить нам сюрпризы. Просто у него такая привычка.

Путин не какой-то там гроссмейстер геополитических шахмат, разрабатывающий долгосрочные планы и строго их придерживающийся. Он дзюдоист и оппортунист. Он создает хаотичные и динамичные ситуации, которые могут развиваться в разных направлениях. Затем он смотрит, что из этого получается, и наносит удар, когда у него возникает такая возможность.

В данный момент трудно точно понять, каковы его цели. Когда Путин в ноябре начал наращивать группировку войск на границе, это было похоже на очередную попытку принудить Киев к подчинению московской гегемонии угрозами или грубой силой. Это не просто имперские амбиции. Похоже, Путин искренне верит, что НАТО является угрозой, а Украина вот-вот станет ее передовой базой.

После этого российский президент снова поднял ставки, заявив, что дело не только в Украине, но и во всей архитектуре европейской безопасности. Москва опубликовала два проекта договора, которые в случае их принятия воспретят дальнейшее расширение военного альянса НАТО, заставят США вывести свои войска из Центральной Европы и даже существенно ограничат перемещения боевых кораблей и полеты бомбардировщиков.

Кремль завил, что это комплексное предложение, которое надо рассматривать целиком, а не по частям. Однако для Запада оно неприемлемо, и Москва знает об этом. Поэтому кое-кто посчитал, что это только видимость переговоров, чтобы получить оправдание для вторжения в начале 2022 года, когда российская группировка войск будет численно доведена до 175 тысяч человек. С такими утверждениями выступают некоторые источники в американской разведке.

Может, это и так, хотя есть более простые и менее провокационные способы создать предлог для нападения. В равной мере это может стать амбициозным началом крупного торга или масштабного блефа с целью добиться определенных уступок от Запада, который Путин считает слабым, расколотым и сбитым с толку. А может, это элементарная попытка напугать Вашингтон и заставить его надавить на Киев, чтобы тот немного преклонил колени перед Москвой.

Мы действительно этого не знаем, потому что и сам Путин вряд ли знает всё точно. Наверное, военная эскалация не является для него предпочтительным вариантом. Даже если путинское окружение заворачивает в красивую обертку то, что говорит ему (один бывший российский шпион как-то сказал мне, что оно «научилось не приносить плохие вести к царскому столу»), он все равно должен понимать всю пагубность и тяжесть военных, политических и экономических издержек. Немаловажную роль играет и то обстоятельство, что украинцы будут сражаться, а российское общество без особого энтузиазма относится к войне.

Тем не менее, военные действия исключать нельзя, особенно в связи с тем, что Путину надо срочно спасать свою подмоченную репутацию. Проведенный недавно социологический опрос показал, что сейчас за него проголосовало бы всего 32% россиян.

Вместо того, чтобы размышлять о том, как может выглядеть наш план, мы должны признать, что вариантов развития событий великое множество. И нам следует смотреть на это как на благоприятную возможность. Реакция Запада на такие провокации может повлиять на его расчеты. Военные издержки могут вырасти, а деэскалация через переговоры может стать для него более приемлемой.

Мы вряд ли захотим подвергать опасности наши войска, но есть и другие способы заставить Москву поплатиться за свое поведение. Кроме экономических санкций, эффект от которых ограничен, есть и другие, асимметричные меры. Это и деятельность разведки, и обращение напрямую к российскому обществу. Однако сдерживание должно сочетаться с дипломатией, и в этом контексте важно, чтобы Вашингтон и Москва провели запланированные на начало января переговоры по вопросам безопасности.

Путину очень хочется, чтобы его страна получила признание как «великая держава». Это значит, что он наиболее опасен тогда, когда чувствует пренебрежение. Разговоры ничего не стоят, но они могут принести серьезные результаты. А за это стоит побороться.

Поделиться новостью