Маркетинг по-польски. Почему мы так часто слышим про Белорусское «гибридное оружие».

30/08/2021
Мнение

Миграционный кризис в Польше обостряется. Только за этот месяц почти три тысячи нелегалов пересекли её границы. Однако мигрантов в эту страну прибывает куда меньше, чем во многие другие государства Евросоюза. Почему реакция польского руководства столь резкая?

Наплыв мигрантов произошёл недавно. Варшава обвиняет в нём Минск, заявляет о том, что президент Беларуси применяет против Польши «гибридное оружие». Сейчас польские власти строят стену из колючей проволоки на границе с Беларусью. Приток мигрантов в соседнюю Литву стал сигналом о том, что самой Польше необходимо укреплять свои рубежи. Поляки среагировали раньше чем Вильнюс. Денег и материалов хватило на 130 км укреплений (это примерно треть длины границы с Беларусью). Планируется построить ещё около 50, тогда как у литовской стороны не нашлось и пяти километров проволоки.

Польские власти в вопросе возведения стены берут пример с Венгрии, в которой в 2015-м разгорелся ещё более масштабный миграционный кризис. Тогда колючей проволокой дело не ограничилось — на границе с Сербией был построен 4-метровый забор, который позволил снизить случаи незаконного проникновения через границу в триста раз. В 2017-м были возведены ещё ограждения, на этот раз на границе с Хорватией, Сербией и Словенией. Это почти свело на нет попытки незаконно пересечь границу на этих участках.

Важно отметить, что Евросоюз не поддерживал правительство Венгрии и отказался оплатить возведение этих укреплений. В то время как Брюссель выражает солидарность с польские властями в свете конфликта с Лукашенко, а Еврокомиссия осуждает действия президента Белоруссии. При этом, чтобы сдержать поток мигрантов, который примерно в 40 раз меньше, чем был в Венгрии, Польше не требуется прикладывать колоссальных усилий. Выбор мест размещения для нелегалов и финансовые возможности у Варшавы больше, нежели у Будапешта. Проблема, на первый взгляд, не столь острая, куда легче венгерской. Однако именно сейчас польские политики активно обсуждают эту ситуацию и прибегают к пиар-ходам.

Депутат оппозиционной партии «Гражданская платформа» (PO) Франтишек Стерчевский попытался самостоятельно помочь 24 нелегальным мигрантам, которые уже несколько дней находятся без необходимых продуктов и медикаментов около села Уснаж-Гурный в нейтральной зоне польско-белорусской границы. Депутату не позволили передать вещи мигрантам — его задержали при попытке пересечь границу. Сам он обвиняет в произошедшем польских военных. Как утверждает Стерчевский, территория, где находятся мигранты, окружена польскими пограничниками. Следовательно, это территория — польская, иначе сами стражи оказались нарушителями. Кроме того, депутат критикует проправительственную пропаганду за то, что та «неверно» интерпретирует его действия.

По-другому ведёт себя лидер «Гражданской платформы» Дональд Туск. В своём видеообращении он заявил, что волнуется за «бессилие польского правительства» и осознаёт, что положение мигрантов в Уснаж-Гурном «может стать началом кризиса». «Не может быть так, чтобы правительство большого европейского государства не в состоянии обеспечить лекарства и бутерброды для матерей с детьми у наших границ», — добавил Туск.

Президент Польши считает действия белорусских властей «гибридной атакой».

Дуда счёл, что мигранты — богатые люди, так как они добираются в Беларусь самолётами и платят за это несколько тысяч долларов. В то же время, официальной Варшавой подписаны совместные декларации с партнёрами из стран Прибалтики, в которых Лукашенко обвинили в «проведении политической операции, имеющей целью отвлечь внимание от гораздо более частых нарушений прав человека и гражданина его режимом».

На деле же и оппозиция, и правительство лишь пытаются набрать на миграционном кризисе как можно больше политических очков. Первые стремятся доказать неэффективность мер нынешней власти, её халатность и бесчеловечность. Вторые, напротив, объясняют, как много они сделали, и говорят о том, что мигранты весьма богаты (чтобы им меньше сострадали), но в то же время отправляют им гуманитарные конвои. Власть и её конкуренты преувеличивают масштабы кризиса и большую часть вины возлагают на Беларусь. Это происходит из-за громких инфоповодов, косвенно связанных с этими событиями. Сама по себе конфронтация с Лукашенко, а также новый виток миграционного кризиса в связи с афганскими событиями подогревают у рядовых поляков интерес к теме.

Ещё в 2015 году во время наплыва нелегальных мигрантов в Евросоюз Польша отказалась их принимать. Она не отступилась от этого принципа, который стал причиной охлаждения отношений Варшавы и Брюсселя. Жёсткая миграционная политика характерна для правящей партии «Право и Справедливость» (PiS), её поддерживают именно за это. Во многом беспокойство о принятии нелегалов вызвано высоким уровнем ксенофобии в стране. Например, согласно данным опроса польского Центра исследования общественного мнения (CBOS), проведённого в этом году, 46% поляков негативно относятся к арабам. Построить стену на границе и пресечь незаконные пересечения границы — это, всего лишь, способ стать популярнее. А мигранты, живущие в первобытных условиях, — всего лишь инструмент, который прямо сейчас обеспечивает ту самую популярность польскому правительству.

Добавить комментарий

Ваш email адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Срок проверки reCAPTCHA истек. Перезагрузите страницу.