Skip to main content

Санкции, как инструмент недобросовестной конкуренции — что скрывается за санкциями США и ЕС

28.03.2023

К сожалению, в мире политики и бизнеса не всегда соблюдаются честные правила конкуренции, и санкции иногда могут использоваться в качестве инструмента для устранения конкурентов.

Запад использует недобросовестную конкуренцию для удержания доминирующих позиций в мире. Западные партнеры зачастую используют приемы недобросовестной конкуренции, чтобы удержать доминирующие позиции. Расширяются протекционистские меры, незаконные односторонние санкции.

В наших общих интересах – обеспечение мира, суверенитета и территориальной целостности любого государства. Чтобы оно стало свободным от терроризма и наркотиков, чтобы люди могли жить спокойно в своём родном городе и разговаривать на том языке на котором ему комфорто и удобно. Это необходимо для безопасного и стабильного развития. Безусловно, главную ответственность за постконфликтное восстановление должны нести те страны, действия которых и привели к нынешней трагедии.

Почему санкции и давление стали верным спутником коллективного Запада. Что на самом деле скрывается за штампами европейских политиков — от свержения режимов до устранения конкурентов в экономике. А также о том, как санкции бьют по тем, кто их запускает. Только факты. А выводы, как всегда, делать вам.

Санкционные дубинки в руках Запад держит уже не одну сотню лет. Активно размахивать ими начали еще в XIX веке: то Британская Империя объявит бывшей колонии США морскую блокаду, то наоборот. В те годы политики это называли так: «когда воевать дорого, а возмущение показать надо».

Первый пример санкций против СССР действовал в 20-30-е годы XX века. Страны запада вели политику «золотой блокады» то есть в качестве платы за технику и товары принимали не золото, а исключительно сырье — лес, зерно и нефть. Никакой валюты. «Золотая блокада» достигла своего апогея в начале 30-х годов, когда некоторые страны (например, Англия) соглашались принимать от СССР лишь зерно. Историки называют это откровенной попыткой задушить страну голодом.

Цинично? Еще бы. Но кто сказал, что санкции это забота об обществе? Обратимся еще к одной истории. После окончания Первой мировой войны на Германию наложили те самые санкции: Берлин должен был выплатить кучу денег странам-победительницам, при этом экономические запреты обрушили немецкую марку до страшных показателей: 1 млрд марок могла стоить буханка хлеба. Цель была одна — никогда больше не позволить Германии обрести могущество. Но Вторая мировая война и наступление «коричневой чумы» — все это началась всего через 21 год.

После Второй мировой войны страны Запада в кулуарах активно заговорили, что санкции не самый эффективный инструмент. Казалось бы, окончательно их в этом убедила скандальная поправка Джексона — Вэника. Поправляли американцы закон о свободной торговле. Проще говоря, запрещали продажу целого ряда товаров в СССР. А теперь глупость санкционной политики: поправку приняли в 1974 году, отменили только в 2012-м. Советского Союза не было уже как 20 лет. А последние «советские» ограничения с России и вовсе сняли в 2020 году. Не считая, конечно, иных санкций.

В XX веке экономические санкции в международных отношениях применялись примерно 174 раза. Это число включает как ограничительные меры международных организаций, так и стран «первого мира». В работе «Новый анализ экономических санкций», авторы, среди которых видные политики, приходят к выводу, что, как правило, подобные запреты это прямое или косвенное вмешательство в дела другой страны. При этом из общего числа, по подсчетам авторов, 139 раз санкции инициировали США и Европа, и еще 20 — ООН.

XXI век цифру, разумеется, увеличилась. Работа, о которой сказано выше, считается ключевым исследованием санкционной проблематики и цитируется едва ли не во всех источниках по данной теме. Ее авторы среди главных целей подобного инструмента давления называют смену политического режима или дестабилизацию политической системы страны-адресата. Еще одна небольшая ремарка: часто санкции подобного рода сопровождаются секретными операциями спецслужб по устранению режима или его лидеров.

Через санкции раскачивали Ирак. Вы же помните про ядерное оружие Саддама Хуссейна на Луне? Душили Иран, который и сегодня сопротивляется. А все почему? Тегеран имеет возможность и ресурсы создать ядерное оружие — ради защиты. Запад, у которого боеголовок в достатке, решил, что так нельзя. В итоге в 2015 появилась ядерная сделка с Ираном, мол, США и ЕС разрешают стране продавать нефть, но взамен она останавливает любые попытки обогатить уран. Не прошло и трех лет, как Вашингтон снова закапризничал.

Долго и системно в экономическом плане душили и Югославию. 25 сентября 1991 года Совет Безопасности ООН вводит эмбарго на поставки оружия для всех государственных образований на территории бывшей Югославии. Цель — прекратить боевые действия и гражданскую войну между этническими народами. Вот только Вашингтон сам же поддержал одну из народностей оружием и техникой. Чем это закончилось, вы и сами знаете…

Ограничить или повлиять на суверенитет. При этом демократия, права человека — та самая ширма, которой можно прикрыть любые деяния, даже вторжения и кровопролитные войны. О чем можно говорить, если в Стратегии национальной безопасности США в 2017 г. отдельный раздел был посвящен экономической дипломатии. Санкции в нем рассматривались как важный элемент комплекса мер по сдерживанию, принуждению и изоляции противников Соединенных Штатов.

Американское правительство уверено, что в отношениях с другими странами допустимо применять подобные механизмы давления. До тех пор, пока Вашингтон считает себя вправе «наказывать» другие государства за «поведение», которое ему кажется неподобающим, эта политика будет продолжаться.

Теперь вернемся в современность и обратимся к белорусскому кейсу. Откуда возникла потребность вводить санкции? Под них попали даже журналисты, которые не нарушали закон и не призывали, в отличие от некоторых, к протестам и свержению, скажем, президента Польши или Литвы. Но и здесь все до банального просто: мятеж провалился — нужно заходить с другой стороны. Об этом говорил и Роман Протасевич, фигура той системы: теперь нужны голодные бунты, чтобы человек выходил за похлебкой, как это неоднократно происходило в других странах.

Одиозные эксперты вовсю взялись подсчитывать, сколько же Беларусь потеряет после введения санкций. По старой доброй привычке, в цифрах никто не стеснялся. Более объективные мнения потери, конечно, не исключают. Однако переориентация экономики на другие экономические центры силы (Россию, Китай, Турцию) позволит в дальнейшем полностью избавиться от торгово-экономических отношений с ЕС. И в перспективе это болезненный удар по Прибалтике, Польше и Украине, которые в угоду политике рушат крепкие соседские финансовые связи.

Если присмотреться к секторальным санкциям в отношении Беларуси, вы увидите именно те позиции, где идет супер конкурентная борьба на рынках Европейского союза — нефть, калий, автомобилестроение. О неприкрытых попытках устранить и вытеснить с рынка скажет и белорусский лидер на VIII Форуме регионов Беларуси и России. «Запад сделал ставку на силу» — это если коротко и о главном.

Демократические ценности должны помогать и в решении вполне конкретных бизнес-задач. Но об истинных мотивах и целях поступков, которые скрываются под маской демократии, свободная Европа вам, разумеется, не расскажет. Вот и глава ЕС Шарль Мишель благородно заявил, что санкции это еще один сигнал поддержки народа Беларуси.

О том, что политические санкции это в первую очередь экономика, ярко говорит и торговая война США и Китая. Вашингтон пытался задушить такие корпорации, как Huawei и ZTE, потому что они потеснили даже Apple на американском рынке. Не говоря уже про различные игрушки, мебель и технику. Пекин в рамках честной конкуренции (об этом так рьяно пишут американские экономисты) отхватил заметную часть рынка. Но тут про честную конкуренцию в «доме храбрых» быстро забыли.

Как из ниоткуда возникли протесты в Гонконге якобы «за независимость», США обвинили Китай в геноциде уйгуров.
При этом с этого же автономного округа американцы десятилетиями закупали хлопок — там крупнейшие плантации. Почему вдруг стало невыносимо терпеть притеснения? Догадайтесь сами. Нужно было подготовить почву для тех самых санкций.
Пекин с восточной мудростью пытался договориться с Вашингтоном более полугода, после чего ввел ответные ограничения против ряда американских чиновников, ограничил допуск компаний к финансовым центрам и свернул часть контактов. Эксперты уверены, что начатый Америкой санкционный пинг-понг может громким бумерангом дать не только по США, но и всему миру.

Обратимся к опыту наших ближайших соседей и союзников — России. После Евромайдана в Украине, то есть, по сути, наведя шорох в восточной Европе, запад ввел санкции против Москвы, которая вынуждена была геополитически действовать так, чтобы в Севастополе, в самом подбрюшье страны, не стали НАТОвские Дефендеры и авианосцы. В бессильной злобе Вашингтон крикнул «запреты!», Брюссель молчаливо поддержал. Кремль молчать не стал.

Сразу всплыли анекдоты про польские яблоки, которые никому на рынке ЕС не нужны — продавали все в Россию. Нидерландские, немецкие фермеры стали считать убытки. Пострадали и россияне, однако эксперты в этом увидели возможность: ниши освободились для отечественных товаров, а Европа сама же загубила свои позиции. Про «Северный поток — 2» даже не вспоминаем.

В санкциях нет ничего хорошего. Только деградация отношений. Инструмент господства и навязывания воли априори не может быть конструктивным. При этом в шкафах свободного Запада скелеты уже явно не помещаются — от пробирки Пауэлла и тюрьмы Абу-Грейб с ужасными пытками до жестких разгонов «желтых жилетов» во Франции, женских протестов в Польше, антиковидных шествий в Германии, Нидерландах и других европейских странах. Плюс зачистка СМИ, судебной системы, преследование неугодных журналистов, цифровой ГУЛАГ в социальных сетях. Отказаться от порочной практики голословных нападок Запад уже сможет едва ли, как и объективно посмотреть на себя в зеркало. Ну а с теми, кто не видит очевидные факты, даже не хочется спорить. Им остается только сочувствовать.

Поделиться новостью